Описание глаз в произведении толстый и тонкий. Толстый и тонкий

Анализ произведения

Произведение «Толстый и тонкий» по жанру является расска­зом. В нем проявляются отличительные черты стиля Чехова: ем­кость, лаконичность, выразительные детали, быстрое развитие сюжета, краткость и точность языка.

Даже в самом начале своего творческого пути Чехов писал не просто смешные или забавные рассказы, в его творчестве пока­зывается жизнь рядовых людей, с их радостями и трагедиями. Все это он описывает с присущим ему юмором. Не придумывая ничего несбыточного, Чехов словно подставляет зеркало своим современникам, надеясь, что «имеющий глаза — увидит». Тако­вым является и рассказ «Толстый и тонкий».

Ситуация еще более деликатная, потому что, как мы уже говорили, то, что мы пишем, не является чистым социальным дискурсом: кроме как очень маргинальным и особым образом, мы не актеры, и у нас нет прямой доступ к этому дискурсу, но только к той небольшой части, которую наши информанты помогают нам понять. Ситуация не такая серьезная, как может показаться, потому что на самом деле все критяне не лжецы, и нет необходимости знать все, чтобы что-то понять. Но видение антропологического анализа, которое вытекает из него, концептуальное манипулирование обнаруженными фактами и логическая реконструкция простой реальности, кажется довольно ошибочным.

С самых первых строк писатель дает емкое описание своим героям — «толстый» и «тонкий». Это словно является характери­стикой их общественного положения. А поскольку Чехов расска­зывает нам о России тех времен, когда в обществе правят чино­почитание и жесткая социальная иерархия, определяющие пове­дение человека, такого описания действительно достаточно, и даже имена не важны.

Чтобы подчеркнуть симметричные кристаллы значимости, очищенные от материальной сложности, в которые они были вставлены, а затем приписывают их существование автономным принципам порядка, универсальным свойствам человеческого разума или крупным мировоззрениям априори, состоит в том, чтобы дать себе симулякр науки, которая не существует, и представить себе реальность, которая не может быть найдена. Культурный анализ состоит в том, чтобы попытаться угадать значения, оценить эти гипотезы и сделать из них лучшие объяснения, а не открывать Континент Смысла и наметить его невидимое облегчение.

Чехов, используя свой тонкий юмор, высмеивает людей, пре­смыкающихся перед должностью. В рассказе образ «маленького человека» вызывает смех, жалость и даже чувство отвращения. Примечательно то, что именно эти люди, некритично принимая общественные нормы, сами принижают себя, добровольно зани­мая позицию «маленьких».

Завязкой является встреча Толстого и Тонкого на вокзале. Раз­витие — общение друзей, они рассказывают каждый о своей жизни. Кульминация — Тонкий узнает о том, что Толстый до­служился «до тайного советника». Развязка — Толстого раздра­жает, что Тонкий пресмыкается перед ним.

Поэтому этнографическое описание имеет три характеристики: оно интерпретируется; то, что следует интерпретировать, - это поток социального дискурса; и толкование заключается в попытке защитить «сказанное» от такого дискурса от опасностей, которые он несет, и зафиксировать его в разборчивых терминах. Кула исчез или изменился; но к лучшему или к худшему, аргонавты Западной части Тихого океана остаются.

Это не означает, что широкомасштабная антропологическая интерпретация целых обществ, цивилизаций, мировых событий и т.д. такое расширение нашего анализа в более широких контекстах в сочетании с их теоретическими последствиями на самом деле рекомендует им обратить внимание и оправдать его конструкцию. Никто не заботится, даже Коэн, о таких овец как таковых. История иногда имеет отдельные повороты, «большие шумы в маленькой комнате»; но этот маленький объезд, конечно, не один.

План

1. Двое приятелей встречаются на вокзале.

2. Беседа школьных товарищей.

3. Изменение поведения Тонкого после того, как он узнал, какую должность занимает Толстый.

4. Раздраженный Толстый уходит. Тонкий и его семья прият­но удивлены встречей.

На этой странице искали:

  • толстый и тонкий анализ
  • чехов толстый и тонкий анализ
  • анализ рассказа толстый и тонкий
  • Анализ произведения толстый и тонкий
  • толстый и тонкий чехов анализ

Сатирический рассказ «Толстый и тонкий» создан в 1883 г., относится к раннему творчеству Чехова. Первая его публикация состоялась в юмористическом журнале «Осколки» 1 октября того же года. Поначалу сюжет рассказа был основан на анекдотическом казусе, а конфликт «толстого» и «тонкого» возникает нечаянно из-за ошибки последнего. В 1886 г. рассказ был отредактирован, в целом текст был близок к первоначальному варианту 1883 года, но, некоторые внесённые изменения довольно существенно изменили смысл повествования. Автор удалил мотив подчинённости по службе.«Тонкий» теперь лебезил перед «толстым» безо всякой практической подоплёки, чисто по привычке и выработанному рефлексу.Благодаря внесённым изменениям рассказ стал более обобщённым и сатирически острым.

Все это говорит о том, что одной из характеристик антрополога является подход к наиболее содержательным интерпретациям и наиболее абстрактным анализам на основе очень большого знакомства с чрезвычайно ограниченными предметами. Он сталкивается с теми же благородными объектами, которые противостоят другим историкам, экономистам, политологам, социологам - власти, изменениям, вере, угнетению, труду, страсти, Власть, Красота, Насилие, Любовь, Престиж; но он сталкивается с этим в довольно непрозрачных контекстах - таких местах, как Мармуша, и живет, как у Коэна, - чтобы удалить их из заглавных букв.

Идейное содержание рассказа заключается в высмеивании чинопочитания и связанным с ним образом мышления. Автор показывает, насколько смешон и жалок человек, для которого должность и социальный статус превыше простых человеческих отношений. Главный герой маленький человек, который сам делает себя таковым, раболепствуя даже тогда, когда в этом нет никакой необходимости. В рассказе мы видим мир «тонких», мир рабской психологии, который беспощадно и правдиво разоблачает писатель. Мир, в котором человек добровольно теряет собственное достоинство и свою личность.

Эти слишком человеческие константы, «те великие слова, которые пугают нас всех», принимают привычную форму в самих контекстах. Но в этом и заключается преимущество. В мире достаточно таких глубин. Для науки, рожденной в индейских племенах, на тихоокеанских островах и в африканских родах, а затем захваченных с большими амбициями, это стало основной методологической проблемой и, по большей части, плохо лечится. Модели, которые сами антропологи разработали для оправдания перехода от местных истин к общим видениям, на самом деле сделали больше, чтобы подорвать их усилия, чем все их критики - социологи, одержимые размером своих образцов, психологи по меркам или экономистам по совокупности - смогли придумать против них.

Анализ рассказа

Сюжет

Действие происходит на железнодорожном вокзале, где встречаются два давних школьных приятеля, один из них «толстый»,другой «тонкий». «Тонкий» выходит из прибывшего вагона в сопровождении своей худой жены и такого же подростка сына в гимназической форме, «толстый» же выходит из вокзального буфета, где он, видимо довольно плотно пообедал. Друзья радостно встречаются и начинают расспрашивать друг друга о жизни, кто чего достиг. На вопрос тонкого Порфирия, кем он теперь стал, толстый Миша без всякой задней мысли отвечает, что он теперь важный чиновник, тайный советник.

Среди этих моделей два основных - один из «микрокосмов», типа «Джонсвилл, это Соединенные Штаты», а во-вторых, «естественных экспериментов» типа исследования случаев острова Пасхи. Другими словами, возможно рай в песчинке или в самых отдаленных берегах.

Идея о том, что можно найти сущность национальных обществ, цивилизаций, великих религий или чего-либо еще, обобщенных и упрощенных в так называемых «типичных» небольших городах и деревнях, очевидно, абсурдна, То, что встречается в маленьких городах и деревнях, - это жизнь маленькой деревни или деревенской жизни. Если бы микроскопические и локализованные исследования действительно зависели от такой предпосылки - великого мира, содержащегося в малом - чтобы их известность была известна, тогда их не было бы.

Вот тут и происходит разительная метаморфоза с Порфирием и всем его семейством, которая приводит Мишу в некоторое замешательство. Сын гимназист мгновенно застёгивается на все пуговицы и вытягивается. Длинный подбородок жены Порфирия становится ещё длиннее, а сам он начинает вести себя как на приёме у важного чиновника с прошением. Он начинает лебезить, переходит на «вы», униженно похихикивать. Миша пытается его урезонить: «перестань, мы же старые друзья». Однако Порфирий не унимается и продолжает вести себя в том же духе. Толстому Мише это становится настолько неприятно, что он старается побыстрее попрощаться с Порфирием и уйти.

Место учебы не является предметом изучения. Антропологи не изучают деревни; они учатся в деревнях. Различные вещи можно изучать в разных местах, а некоторые из них - например, какое колониальное господство связано с установленными формами моральных ожиданий - легче понять в ограниченных местах. Но это не делает место объектом изучения. Мы могли бы добавить еще одно измерение - весьма полезное в нынешнем климате готовых социальных наук, но это все. Это было бы ценно, если бы, столкнувшись с зрелищем яванского крестьянина, возвращавшего землю под тропические дожди или марокканского портного, вышивающего кафтаны в свете лампы на двадцать ватт, вы начали бы говорить о тема эксплуатации масс.

Главные персонажи


Говоря о семействе Порфирия, можно говорить обо всех троих, как об одном лице, так как глава семейства, судя по их поведению, смог слепить из жены и сына своё точное подобие. Если в начале рассказа все они ведут себя как нормальные люди, радующиеся встрече со старым другом, то, после известия о должности Толстого, с ними происходит такая же метаморфоза, как и с Тонким. Можно с уверенностью сказать, что должность человека для них превыше всего. Всё это семейство живёт по принципу «я червяк в сравнении с ним, в сравнении с ним, с лицом таким…». Пресмыкаясь перед вышестоящим по должности человеком, они, видимо, будут относиться с презрением к тем, кто стоит ниже них по социальной ступени.

Думать, что это дает вам все, идея состоит в том, что, возможно, поддержал бы только человека, который провел слишком много времени в кустарнике. Понятие «естественной лаборатории» также было губительным не только потому, что аналогия ложна - о какой лаборатории мы говорим, когда ни один из параметров не может быть обработан? Но поскольку он предполагает, что данные этнографических исследований более чистые, более фундаментальные, более прочные или менее условные, чем данные, полученные из других видов социального исследования.

Известные исследования показывают, что эдиповский комплекс не был очень развит среди тробрианцев, что половые роли были отменены среди Чамбули и что индейцам Пуэбло не хватало агрессивности, нет, какова бы ни была их эмпирическая действительность, гипотезы «проверены и научно одобрены». Они являются интерпретациями или неверными истолкованиями, создаваемыми по тем же методам, что и многие другие, и по своей сути одинаково неубедительными, а претензия на то, чтобы вкладывать их в авторитет физических экспериментов, представляет собой ничего, кроме методологической мистификации.

В сравнении с ними вызывает больше симпатий Миша, который, не смотря на высокую должность, которую он достиг, сумел, тем не менее, сохранить простые человеческие качества. Помнить дружбу, радоваться встрече со старым другом, не глядя на его социальный статус. Можно предположить, что человек он добродушный и общительный, ему чужда спесь и высокомерие. Именно поэтому, когда Порфирий стал так рьяно выражать ему своё чинопочитание и подобострастие, ему это стало настолько неприятно, что он постарался поскорее уйти. Из этого можно сделать вывод, что ему самому эти качества чужды и несвойственны.

Этнографические открытия не являются исключительными, они исключительно особенные: новости из другой страны. Понять их как нечто большее может только деформировать их и их последствия, которые для социальной теории гораздо глубже, чем просто примитивность.

Новости из другой страны: длинные описания удаленных овечьих набегов имеют общее значение, поскольку они питают социологическую мысль о существенном вопросе. Важной особенностью антропологических открытий является их сложная специфика, их косвенный характер.

Методологическая проблема, связанная с микроскопическим характером этнографии, является реальной и критической. Но это не будет решено, рассматривая отдаленную местность как образ мира в чашке чая или как социологический эквивалент пробирки. Малые факты говорят о больших вопросах, эпистемологических подмигиваниях или овечьих набегах революции, потому что они созданы.

Своим рассказам Чехов призывает людей перестать быть рабами, помнить о своём человеческом достоинстве и самоуважении.